Особенности существования интеллектуальной собственности в России.

Большинство российских законов в сфере интеллектуальной собственности были приняты еще в 1992 году и уже тогда получили очень лестные отзывы западных юристов. К примеру, один американский адвокат охарактеризовал наше законодательство так: «Ваши законы напоминают мне красивый современный самолет, в который уже сели пассажиры и пилоты. Однако он не взлетит до тех пор, пока в России не появится правоприменительная практика соответствующего уровня». Медленным и трудным взлет этого самолета стал по нескольким причинам.

Прежде всего, для обустройства правоприменительной практики требуется целый корпус квалифицированных специалистов. Для нормального, а не трагикомического течения судебного процесса необходимо, чтобы специфику предмета знали и судья, и представители сторон. Заметим, что судейский корпус до сих пор споры по интеллектуальной собственности, в особенности о патентных правах, не любит. Истцу очень сильно повезет, если в суде, куда он обратился, обнаружится судья, специализирующийся на подобных спорах.

Еще одно широко распространенное заблуждение — на Западе права интеллектуальной собственности нарушаются редко, поскольку люди там законопослушные. Хорошее представление о реальном количестве конфликтов (как судебных, так и внесудебных) сегодня можно получить, регулярно просматривая новости высоких технологий. Сообщения о конфликтах между компаниями на предмет спорной интеллектуальной собственности поступают ежедневно, при этом нарушители весьма респектабельные фирмы. Именно массовость таких споров привела к тому, что судебные системы промышленно развитых стран хорошо отработали не только механизмы разрешения таких конфликтов, но и способы возмещения ущерба.

На Западе суды по поводу патентов и торговых марок уже стали рутиной, теперь компании пытаются перекрыть кислород конкурентам более изощренным способом. Например, IBM периодически публикует результаты своих научных исследований. Таким образом, она создает дополнительные проблемы конкурентам, ведь, раскрывая некоторые технические новинки, IBM лишает другие компании возможности запатентовать их. Такой способ позволяет IBM ежегодно «рубить» свыше 2000 чужих изобретений. И все же перманентным состоянием войны нынешнюю конкуренцию высокотехнологичных компаний не назовешь. Чтобы продвигаться вперед, соперники вынуждены приобретать друг у друга лицензии и обмениваться усовершенствованиями приобретаемых технологий.

К сожалению, Россия уже не обладает супердержавным технологическим потенциалом. И существует мнение, что если бы непредприимчивость ученых, могли бы его достаточно быстро реализовать, но что коммерциализацией технологий должны заниматься не творцы науки, а инновационные менеджеры.

Случаи скупки советских ноу-хау по дешевке, конечно, были, но, во-первых, это не стало массовым явлением, а во-вторых, низкая цена зачастую определялась тем, что продавалась не «готовая к употреблению» гражданская технология, а полуфабрикат, который покупателю еще надо было доводить до рыночной кондиции. В 1996 году была принята федеральная программа «Национальная технологическая база», рассчитанная до 2005 года и призванная это отставание преодолеть, но оптимистичность приведенного в таблице прогноза не должна вводить в заблуждение, поскольку с самого начала программа финансировалась из рук вон плохо.

Пребыванию нашей страны на периферии мирового рынка интеллектуальной собственности способствует еще и то, что советское руководство никогда не проявляло к этому рынку особого интереса, так что России на этом рынке, по сути, является новичком. На долю бывшего СССР приходился 1% мировых продаж лицензий. За все время существования СССР за границу было продано 3500 технологий, больше двух третей этих сделок (68,8%) приходилось на страны социалистического лагеря, которым советский интеллектуальный продукт передавался на бесприбыльной основе. Лишь 21% этих лицензий был передан в промышленно развитые страны. А действительно, революционные технологии в лицензионном обмене бывшего СССР можно было пересчитать по пальцам. Многие ноу-хау, обладающие большим коммерческим потенциалом, приберегали для внутреннего употребления. Наиболее известные примеры продажи советских лицензий на Запад — технология непрерывной разливки стали, магнитно-импульсная сварка, а также медицинский «степлер», используемый для сшивания тканей во время хирургических операций.

Убытки от производства пиратских фильмов на DVD в мире составляют ежегодно около 6,1 миллиарда долларов. Об этом сообщает агентство Reuters со ссылкой на исследование LEK Consulting LLC.

Такая оценка почти на 75 процентов выше результатов прежних исследований. Производители фильмов терпят убытки не только из-за спада продаж билетов в кинотеатры, но также и за счет меньших продаж лицензионных дисков. Больше всего от пиратов страдает экономика США. В этой стране ежегодные убытки превысили миллиард долларов и составляют 1,3 миллиарда долларов.

Исследование было проведено в 28 странах и стоило LEK Consulting 3 миллиона долларов. По данным агентства, некоторые производители фильмов пытались помешать экспертам провести полноценный анализ.

При этом Россия продолжает оставаться одной из самых "пиратских" стран мира. По оценкам Роспатента общий объем контрафактной продукции в России на сегодняшний день составляет 69 процентов.

Также был опубликован рейтинг стран, где больше всего нарушаются права в сфере интеллектуальной собственности. Россия второй год подряд входит в группу приоритетного наблюдения (Priority watch list), сообщил руководитель Роспатента Борис Симонов. По его словам, это хороший результат, поскольку по итогам 2007 года Россия вполне могла быть понижена на одну ступень.

Интеллектуальная собственность в современном мире является очень важным и очень серьезным объектом изучения. В особенности это важно в условиях глобализации мировой экономики.

С нарушениями авторских и других прав мы сталкиваемся практически каждый день.

Необходимо также проводить преобразования, которые будут побуждать людей приобретать лицензионную продукцию, взамен пиратским копиям. Ведь если посмотреть на положение вещей реально, огромное количество людей покупает пиратскую продукцию, не задумываясь над тем, что так делать нельзя. Потому необходимо развивать в людях самосознание и показывать им преимущества лицензионной продукции (в высоко – развитых странах, эта осведомленность о преимуществах даст очень неплохие результаты).

В связи с развитием коммуникаций и вступлением в век информации, разработка мер по защите прав интеллектуальной собственности является очень важным фактором. С развитием сети Интернет появляется много возможностей не выходя из дома приобретать музыку, фильмы, книги и т. п. Имеет место несовершенство законодательства, а также технологии защиты, огромное количество информации становится легко доступной, как пример: колоссальное количество сайтов, на которых можно бесплатно скачать музыку, фильм, книгу. Но ведь каждый раз, нажимая на кнопку «Загрузить», мы нарушаем права создателя данного продукта. Мы не учитываем его старания, силы, затраченные на данную, например книгу.

Необходимо решать проблемы такого характера путем нововведений: разработка методов защиты от взлома баз данных и прочее. Ведь развитие современной техники предоставляет человеку со смекалкой массу возможностей не только совершить преступление против интеллектуальной собственности, но и остаться безнаказанным. Необходимо бороться с пиратством не только технически, но и законодательно, устанавливая и совершенствуя законодательные и правовые акты. Ведь чем меньше «дыр» в законодательстве, тем меньше различных лазеек для правонарушителей.

В России же сейчас наблюдается страшнейший «беспредел», пиратская продукция продается повсеместно и такое положение вещей ничуть не скрывается. Правоохранительные органы «закрывают глаза» на преступления, а зачастую покрывают преступников за определенную мзду. В этом случае мы упираемся в проблему коррупции. При таком положении вещей в нашей стране еще рано говорить о самосознании. К тому же доходы большей части населения не позволяют приобретать лицензионную продукцию, как следствие мы уже упираемся в проблемы экономического характера.

Возможно, дав народу нормальный уровень жизни и уверенность в завтрашнем дне, мы сможем частично справиться с проблемами интеллектуальной собственности. По крайней мере, они не будут такими острыми и обширными. И уже тогда можно будет говорить о соблюдении закона об интеллектуальной собственности.